Как работает спутниковая связь

«Что это за белые шарики на горизонте?» – могут подумать проезжающие из села Князе-Волконское в сторону Благодатного… Шарики выглядят весьма инопланетно – белоснежные посреди зелени полей.

Но это не летающие тарелки и даже не ставка агентов «Щ.И.Т.» – это… антенны станции ЗАО «ГлобалТел», дочернего предприятия GlobalStar и ОАО «Ростелеком» в Российской Федерации. Точней сами шарики – не антенны, а их обтекатели, защита, так сказать. А белоснежные именно потому, что белый цвет меньше поглощает света, меньше нагревается летом. Зачем нужны эти «шарики», что находится внутри, а также что есть в этом, Князе-Волконском филиале «Ростелекома» мне удалось узнать недавно, во время блог-тура на этот объект. Обо всем этом – в посте!

(29 фото)



1.


2. Итак, если заглянуть в такой из «шариков», что там увидишь? Огромную антенну, которая может вращаться посреди своей оси, множество проводов, а также… обыкновенный письменный стол и лаконичный журнал отчетности. Неординарное рабочее место, используемое периодически


3. Кстати, все же, с космосом эти конструкции-таки связь имеют, но не из-за инопланетного происхождения… Оборудование GlobalStar обеспечивает прямую связь со спутниками. Благодаря этому абоненты GlobalStar практически в любой точке нашей страны могут поговорить по стационарному или мобильному телефону, ну а также выйти в Интернет.


4.


5. “Глобал Стар” – это трехсегментная система, использующая радиоканалы и состоящая из следующих частей:

Спутниковый сегмент
Низкоорбитальная спутниковая группировка, куда, конечно, блог-туры не запускают. А жаль :)

Наземный сегмент
Центр управления спутниками, еще один центр управления – связью, целая сеть региональных наземных узловых станций сопряжения, сети обмена данными. Собственно мы побывали на одной из трех станций в стране, которые являются частью этого сегмента.

Пользовательский сегмент
Собственно пользователи сети, наслаждающиеся результатом работы вот этого «Инопланетного всего». Сюда входят как мобильные, так и стационарные пользовательские терминалы.


6. Помимо Хабаровской станции, в России есть еще две такие же: в Сергиевом посаде под Москвой и в Коченево неподалеку от Новосибирска.


7. Конечно, одними «шариками» наша прогулка не ограничивается. На антенном поле достаточно много антенн и без обтекателей, ходить там немного страшновато, но при этом любопытно. Спускаемся к ним…


8.


9. Это уже антенны VSAT. Расшифровывается аббревиатура как Very Small Aperture Terminal — малая спутниковая земная станция, то есть терминал с маленькой антенной.

Этот тип наземных станций спутниковой связи применяется для обеспечения связи с отдаленными районами, обеспечивая возможность бабушкам из глухих деревушек, например, сидеть в одноклассниках и сплетничать на расстоянии… То есть пользоваться интернетом и телефоном, конечно же!

Еще один способ бесполезного применения – выборы 2012 года в удаленных районах, проводились именно через эту систему. А вот в 2014 году под выборы антенны VSAT не использовались. Тогда был задействованы ЦОД для хранения и обработки данных по видеонаблюдению из Амурской области и республики Саха Якутия.


10.


11. На свежем воздухе было еще много всего интересного, начиная от стад коровок, пасущихся буквально через забор от антенного поля. А также еще множество цветущих растений, которые я еще не успела пофотографировать на фоне «шариков», но для порядка запилив пару блогерских «себяк», мы пошли внутрь. Там есть много бесполезных штук (например, для проведения и обработки выборов) и еще больше полезных (для нас с вами, для интернета), а значит и для детального изучения блога anni-sanni найдется немало :)


12.


13. Сначала про бесполезные штуки :) Знаете ли вы, что пункт хранения всех дальневосточных данных (кроме Магадана и Камчатки) с филиалов цирка, то есть пардон избирательных участков и место контроля школоты во время сдачи СОВ, то есть простите ЕГЭ находится в одной комнате? Вот в этой:


14.


15. Это ЦОД (центр обработки данных), который был создан для проведения видео-трансляции при проведении президентских выборов в 2012г на избирательных участков. Ну а сейчас он как раз используется для проведения видеотрансляций в школах во время единого госэкзамена. Кстати, соты на фото – это охладители. Видимо, чтоб «электронные мозги» не сильно плавились от ответов школьничков, например, по русскому языку.


16.


17. Стойки ЦОДа, а их пять стандартных 19-дюймовых, высотой в 42U (1,9м) фирмы IBM, – суперсовременны. Такова и их начинка, состоящая из сетевого оборудования от Juniper и серверов IBM, дает емкость в 216 терабайт, а ширину канала в 80 Гбит в секунду, сюда видео поступает со всех программно-аппаратных комплексов региона – их аж три тысячи.

Есть в помещении ЦОДа помимо навороченных стоек есть и оборудование постарше, тоже для своих нужд используемое. Оно меня даже на ностальгию потянуло… У меня такой монитор, как на фото выше, на первом компе был. Правда, на моем компе жесткий диск был в четыре гига и с помощью старенького телефонного модема (помните эти волшебные звуки?!) он закачивал почту всего в течение часа… У охранного комплекса здания тут монитор помодней;)


18.


19. Там же, в Князе-Волконке, буквально «через джунгли» находится и единственный на Дальнем Востоке Центр автоматической коммутации цифровых телефонно-транзитных линий. Говоря про джунгли я не шучу – тут у работников курилка, пардон, зона отдыха в такой роскошной оранжерее с фонтаном, что у меня от удивления руки тряслись и ни одна фотография из этого чудесного места не получилась. Ну ничего, главное, технику наснимала.


20.


21. Итак, центр автоматической коммутации цифровых транзитно-транспортных сетей.. Сюда входят ТМгУС-10 – Транзитный Междугородний Узел Связи № 10 и ТрП-20 – Транзитный регенерационный пункт-20.

Не погружая вас, дорогие читатели, в дебри всех этих аббревиатур, скажу лишь – здесь именно то место, благодаря которому мы связаны одной сетью, скованы одной цепью – с абонентами других регионов нашей страны, а также заграницей. Причем, если говорить о телефонной связи, речь тут не только о звонках по «проводному телефону», все сотовые операторы «законнекчены» тоже здесь.

На объекте работает ежедневно шесть человек: пять инженеров и один сменный персонал. Все по правилам безопасности, со специальными заземляющими браслетами, в перчатках – при необходимости.


22.


23. Транзитный регенерационный пункт-20 также является одной из узловых точек Транзита «Европа – Азия», оператор тут в 2013 году перешел на оборудование DWDM (оборудование cпектрального уплотнения каналов) с пропускной способностью 100 Гбит/с на одну длину волны, а таких оборудование расширяет до 80, значит максимально 8 Тбит/с. Для сравнения, до 2012 года магистральные сети строились на базе технологии DWDM с пропускной способностью 10 и 40 Гбит/с на одну длину волны, и также поддерживало 80 каналов, значит максимально 800 Гбит/с и 2,4 Тбит/с соответственно на систему передачи.

Если коротко и просто – именно от работы этого места зависит качество и скорость работы сетей во всем нашем регионе. Стало даже как-то боязно, особенно глядя на все это множество проводов.

Кстати, я там наконец-то задала давно мучивший меня вопрос: а этот хаос в проводах – неизбывен? Ну понятно, конечно, что дома наушники вечно тренируют нас к ежегодному квесту распутывания гирлянды, но у профессионалов-то все должно быть по другому?


24. Модернизация оборудования происходит постоянно. Куда же при этом девать старое оборудование? Ответ простой и безжалостный для гаджетов прошлых лет: списывать… А до списания хранить. И вот в такое хранилище «коммуникаций прошлого» нас и провели, после того, как мы увидели технологии настоящего в связи.

Участок №1, с которого и начиналось все здесь, в Князе-Волконском, находится чуть ли не в бомбоубежище – его стратегическое значение обязывает.


25.


26. Такое ощущение, что мы попали в музей… Только в музей неофициальный. Или же на заброшку, только напротив – заброшку вполне запротоколированную и с описью находящегося :)

И это весьма интересное ощущение. Знаете, это если сравнивать: одно дело увидеть на чердаке у дедушки древний ламповый приемник, и совсем другое – его же. подписанным в музее, за стеклом. Хотя… если увидишь сначала у дедушки, а потом еще и в музее, тогда впечатление особенно крутое. Вот у нас было приблизительно такое же.

Какая-то техника тут совсем стара, можно посмотреть на перфокарты и устройства для приема телеграфных сообщений, а можно увидеть аналоговые стойки, работавшие аж до наводнения прошлого года. Их все равно собирались заменять, а тут «большая вода» подсобила – затопив немного и часть оборудования, связанного с этими стойками.


27.


28. Сейчас, часть аналогового оборудования, отвечающая за связь военных, еще работает, но большинстве своем – это уже музейное содержимое. Может быть, после окончательного списания оборудование и правда передадут в музей… А пока мы бродили меж стоек, обращая внимания на разноцветные провода, тумблеры «вкл.-выкл.» и старые телефонные трубки – как по музею на местности.

Конечно, переход с аналоговой связи на «цифру» своевременен и необходим – экономия по потреблению электричества и площадей, увеличение мощности, снижение затрат на обслуживание… Это все так, все верно, но когда смотришь на старое-доброе оборудование – чувствуешь некую светлую грусть. Видимо, это «синдром теплого, лампового звука» :)


29. В подвале, конечно, мой айфончик показывал «нет сигнала» и когда мы выбрались на поверхность, пиликнул множеством уведомлений – в твиттере, фейсбуке и прочих инстаграмах мне отвечали на только что выложенные снимки отсюда. А ведь все эти извещения, как и мой следующий звонок мужу: «Еду домой. Ты не поверишь, где я сейчас была, тут так круто!» – попадают мне «прямо в телефон» благодаря и этому месту… Как и вы, возможно, читаете этот пост, потому что он множеством бит и байт «пробежал» по проводам этой или такой же другой станции…

Источник

Добавить комментарий

X

Вход в аккаунт

Генерация пароля