Город Торез. Донецкая область

ЖЖ-пользователь frankensstein пишет в своем блоге: Пришло время для очередной экскурсии по шахтерской глубинке. На этот раз мы решили отправиться в Торез, который является, без сомнения, одним из самых колоритных и зрелищных городов Донецкой области. Наряду с соседними Шахтерском и Снежным, Торез живет исключительно за счет угледобычи, и потому может считаться заповедником шахтерского быта, эдаким городом-музеем, правда, изрядно потрепанным и ветхим.

Кризис угольной отрасли прокатился по угольным городкам наиболее безжалостно. Разрухи тут особенно много, но я честно старался не делать развалины и упадок главной составляющей этого репортажа. Фотографировал в основном разные любопытные детали, иллюстрирующие провинциальную жизнь.

(24 фото)

1. В Торезе мы десантировались на “штанах”. Так называется развилка, где одна трасса разделяется на две. И тут же сфотографировали памятник… кому бы вы думали?

2. Подпись под скульптурой – “Родина”, то есть “Батьківщина”, отчего аллюзии становятся еще более сильными.

3. От памятника мы направились прямиком на городское кладбище. И вовсе не для того, чтоб снимать чернуху. Именно по кладбищу всегда можно узнать многое о городе и его обитателях, а уж погост в Торезе колоритный. Фотографии некоторых захоронений давно гуляют по интернету, но мне,как всегда, захотелось увидеть все своими глазами.

4. Дата смерти серьезного парня в “Умбро” – 1996-й год. Горячее время в наших широтах. Но большинство могил выглядят вовсе не так сурово и принадлежат мирным жителям.

5. Очень распространен в Торезе необычный вид памятника в виде звезды. Такие мне не встречались больше нигде. Возможно, местное изобретение. Советским рабочим негоже было лежать под крестами.

6.

7. А вот, по-видимому, авторская работа. Из подручных материалов.

8. Распространена шахтерская тематика. По понятным причинам.

9.

10.

11. Памятник в виде шахтного копра. Мрачный символизм в свете последних событий в Макеевке, где подобный копер в буквальном смысле стал надгробием для 11 горняков.

12. Здесь же находится могила и самого известного в мире шахтера, педофила и пропойцы – Алексея Стаханова, в честь которого в Луганской области назван целый город. Свою жизнь зачинатель стахановского движения доживал в Торезе, в обычном бараке с печным отоплением и умер от алкоголизма в местной психбольнице.

13. А это грузинское захоронение, патриотично оформленное в виде национального флага.

14. Немного побродив по кладбищу, мы решаем не тревожить больше покой мертвецов, и отправляемся дальше. Торез, как и любой шахтерский город, имеет крайне неоднородную структуру. Поселки и относительная цивилизация здесь чередуются с участками дикой природы, лесами и балками. Взгляд в сторону центра.

15. На горизонте что-то вроде торезского “межигорья”.

16. Довольно оригинальный проект. Домики на несколько хозяев, к сожалению, частично покинутые

17. Традиционный местный пейзаж.

18. Футбольное поле на окраине приятного дубового леса. В глубине весь лес изрыт копанками, поскольку стоит практически на угле.

19. Дороги в Торезе густо посыпаны угольной пылью. Она мелко искрится на солнце и местами лежит слоем в несколько сантиметров. Грузовики с углем курсируют тут постоянно между копанками и угольными складами.

20. Классический полудикий угольный склад вблизи железнодорожной ветки. С расцветом нелегальной угледобычи такие склады возникли тут повсюду, как грибы. Пылища в сухую погоду вокруг них стоит адская, но в Донбассе к такому не привыкать.

21. Автопарк – традиционный для депрессивного шахтерского городка.

22. Железнодорожная ветка, ведущая к одной из местных шахт.

23. Мы идем вдоль путей, приближаясь к железнодорожной станции. Старые пакгаузы также превращены в угольные скалды. Здесь добытый на копанках уголь загружается в вагоны для дальнейшей транспортировки.

24.

25. Неторопливым шагом мы дошли до местного железнодорожного вокзала. Размеры его явно не соответствуют величине города, станция больше подходит какому-то забытому Богом поселку с населением в несколько тысяч человек. Вокзал тих и безлюден.

26.

27. Единственное, что напоминает тут о современности – вывеска какого-то банка.

28. Время на торезском вокзале остановилось если и не в СССР, то уж точно в самом начале девяностых. Даже запах тот самый, въевшийся в память еще с детства.

29.

30. За пластиковыми дверями скрывается старая мебель и вывеска «Союзпечати».

31. Перрон пуст. Ни одного пассажирского поезда за час тут так и не прошло. Казалось бы, кучность населения и густота железнодорожной сети должны стимулировать пассажирские перевозки в Донбассе, но они напротив – умирают. Объяснения этому я не нахожу. Говорят, пригородные перевозки не выгодны из-за льготников, но не проще ли в таком случае отменить льготы? Ведь после отмены электричек тем же льготникам придется ездить уже автобусами и платить в два раза дороже.
В который раз убеждаюсь в никчемности менеджмента «Укрзалізниці». Давно пора продать эту контору частным структурам и изжить всю эту кодлу нахлебников, проедающих госбюджет.

32.

33. Территория вокруг вокзала – тот же парк советского периода. Постройки соответствующие.

34.

35. Внешний вид продуктового магазина не оставляет иллюзий по поводу внутреннего содержания. Ассортимент, однако, удивил. Компот в граненых стаканах хоть и редкость, но вполне логичная для этих мест, привыкших к ассортименту шахтных столовых. А вот как сюда попала белорусская (!) молочная продукция из Бреста – загадка почище египетских пирамид. Ни в одном другом магазине области я ее никогда не встречал.

36. Есть и бонусы постоянным покупателям.

37. Доступен гостям города досуг. На случай, если ждать поезда придется долго.

38. Некая адская постройка неизвестного назначения. Обращает на себя внимание количество объявлений, предлагающих населению уголь. Чего-чего, а добытчиков тут хватает.

39.

40. Магазины

41.

42.

43. Торезская остановка.

44. Вдоль железной дороги тянется местная промзона. Тут можно встретить, как заброшенные складские помещения, так и действующие предприятия.

45. Маслоцех с яблоней у входа. Летом прогулки по частному сектору приобретают дополнительное преимущество. Всегда можно перекусить.

46. Промышленное здание из камня-дикаря, принадлежащее маслоцеху.

47. За высоким забором склад древесины. В шахтерских городах на нее всегда есть спрос – бревнами крепят выработки.

48. Углубляемся в раскинувшийся перед нами поселок. Места здесь глухие, это явная окраина. Кривые улицы никогда не знали асфальта. Нет ни намека на газ или канализацию. Жилье в таком районе практически ничего не стоит. Половина домов брошена и лежит в руинах.

49.

50. Возведенные из самана хатки недолговечны, оставшись без хозяев, они сразу начинают разрушаться и за десяток лет исчезают с лица земли.
Я много слышал о том, как хорошо жили шахтеры при советской власти, но побывав лично во множестве шахтерских городов и поселках, могу констатировать, что это также очередной пропагандистский миф. Построенные из самана тесные избушки, где из коммуникаций есть только электричество, никак тянут на жилища даже среднего класса. Но именно из таких домов в основном состоит торезский частный сектор.
Образец классической донецкой аутентики. Каменный забор, угольный сарайчик, саманный домик со ставнями. Так выглядел весь частный сектор лет 50 назад.

51. А вот классическая брошенная усадьба. Хотя правильнее было бы назвать ее осиротевшей. Судя по всему, тут жили старики, которые однажды попросту умерли. Внутри дома сохранились остатки старой мебели и даже различим старческий запах, какой обычно бывает в жилищах пожилых людей. Многие дома в такой местности умирают вместе с хозяевами.

52.

53.

54. Такой же типовой шкаф стоял у моей прабабушки не то с 40-х, не то с 50-х.

55. Старый погреб с каменными сводами.

56. Одичавший сад

57. Заросшая травой скамейка и конечно угольный ящик. Пока целый, но давно уже без угля.

58. Элементы декора из разбитых тарелок и чашек. За не имением других отделочных материалов, в ход шло то, что было под рукой.

59. Следы прошлой жизни.

60. Более-менее живые улочки выглядят так.

61.

62.

63.

64. Во одном из дворов замечаем характерный оранжевый камаз. Такие обычно работают на копанках.

65. Восток Донецкой области живописен. Здесь расположена наиболее высокая часть Донецкого кряжа, и сильны перепады рельефа. С возвышенности открываются приятные виды. Кажется, будто перед нами деревня в степи, но на самом деле до самого горизонта тянутся поселки Тореза.

66. А это вид в противоположную сторону, с железнодорожного моста. Террикон, шахта и разбитый ЖБИ.

67. Еще одна жертва оптимизации.

68. Побродив по городу несколько часов, отправляемся в обратный путь. В Торезе мы побываем еще не раз, слишком многое еще нужно увидеть. Надеюсь, в конце-концов материала накопится на приличную статью, которая позволит получить наиболее полное впечатление о Торезе начала ХХI века.

1 Комментарий

  1. от Maks |2014.06.17

    Слов не нахожу. Фу таким быть (как этот автор). Так обгадить родной для многих город… Кстати в начале статьи есть автор (ЖЖ-пользователь frankensstein). Не путай писака: РОДИНА – это РОДИНА! Это – не позорная батькивщина. Город был процветающим и прекрасным во времена СССР! И за годы украины он разрушен почти полностью. Только в последние годы начал частично восстанавливаться. Были шахты, карусели, строились многие дома, троллейбусы собирались пускать и т.д. А что дала городу украина??? Кстати дома украшали подручными средствами – после войны. С этого не смеются.

Добавить комментарий

X

Вход в аккаунт

Генерация пароля